Почему-то многие в современном мире не очень серьезно относятся к договорным отношениям, предполагая, что обязательства, взятые на себя договором можно вот так вот спокойно нарушать. При этом многие забывают, что предварительный договор – это тоже договор.

В нашу юридическую компанию обратилась женщина, представила документы,  из которых следовало, что она намеревалась продать принадлежащее ей на праве собственности жилое помещение. В феврале 2019 года она заключила с потенциальным покупателем предварительный договор купли — продажи комнаты в общежитии, по которому получила задаток в размере 130 000 (сто тридцать тысяч) рублей 00 копеек. При этом в срок до 29 марта 2019 года стороны договорились заключить договор купли-продажи жилого помещения.

По неизвестным причинам, потенциальный покупатель в последующем от заключения договора купли-продажи стал уклоняться, в назначенные даты и время для заключения договора не являлся, и более того, спустя полгода обратился с иском в суд, по которому требовал взыскать с нашего доверителя денежные средства в размере 130 000 (сто тридцать тысяч) рублей.

Прежде чем расскажем о том, чем закончился судебный спор, заглянем немного в историю римского права. Еще в 528 году император Юстиниан своим указом ввел классический (универсальный) задаток «arra poenalis», который не претерпел существенных изменений до сегодняшнего дня. В классическом задатке присутствуют все три функции: платёжная, доказательственная и обеспечительная (штрафная). Соглашение о задатке — arrha poenalis, имело целью побудить контрагентов к исполнению договора под угрозой наступления штрафных последствий. Обеспечительная (штрафная) функция такого задатка была двусторонней: с одной стороны, контрагент, давший задаток, терял его, если договор не исполнялся по его вине; с другой стороны, контрагент, получивший задаток, должен был возвратить его в двойном размере, если на нём лежала ответственность за неисполнение договора.

Спустя 1500 лет ничего не изменилось. В силу пункта 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

В нашей истории нам пришлось защищаться, и поскольку договор не был заключен не по нашей вине, то мы всего лишь хотели, чтобы задаток остался у нас. Опустим все доводы стороны о том, что договор не был заключен по нашей вине, так как это было опровергнуто в судебном заседании и подтверждено судом, остановимся лишь на том, что истица указывала в своем иске, что уплаченная сумма в размере 130 000 (ста тридцати тысяч) рублей 00 копеек является не задатком, а авансом, в связи с чем при не заключении договора купли-продажи, т.е. с прекращением обязательств в соответствии со статьей 407 ГК РФ аванс должен быть ей возвращен. Обосновывала истица свои доводы тем, что письменного соглашения о задатке нет, ссылаясь на пункты 2 и 3 статьи 380 ГК РФ.

Однако эти доводы также не верны, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 380 ГК РФ соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме, и данное положение о форме соглашения о задатке было соблюдено, что подтверждается пунктами 5 и 7 предварительного договора купли-продажи комнаты о 19 февраля 2019 года, а также в договоре имеется расписка о получении денежных средств за подписью стороны по делу.   

Также истица указывала в иске, что не обладает познаниями юридического характера, и не могла предполагать, что в случае отказа в заключении (не заключении) договора купли-продажи сумма в размере 130 000 (ста тридцати тысяч) рублей 00 копеек останется у ответчика.

В предварительном договоре под пунктом 7 указано, что в случае неисполнения договора по вине «Покупателя», задаток в размере 130 000 (сто тридцать тысяч) рублей остается у «Продавца». Истица подписала данный договор, знала о его условиях, а соответственно знала о последствиях его несоблюдения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции действовавшей на момент возникновения правоотношений) задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Согласно пункту 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора.

Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет и другие существенные условия основного договора, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (пункты 2-4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 329 Гражданского кодекса Российской Федерации задаток является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Основная цель задатка — предотвратить неисполнение договора. При этом Гражданский кодекс не исключает возможности обеспечения задатком предварительного договора (статья 429), предусматривающего определенные обязанности сторон по заключению в будущем основного договора и применения при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка, установленной пунктом 2 статьи 381 названного Кодекса: потеря задатка или его уплата в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение договора.

В пункте 4 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) законодателем предусмотрено, что по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

Данное толкование норм права о задатке и последствиях прекращения и неисполнения обязательства, обеспеченного задатком, даны в Определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2016 года по делу № 18-КГ16-29.

 

В общем, решением Петропавловск — Камчатского городского суда Камчатского края от 23 апреля 2020 года по гражданскому делу № 2-1628/2020 задаток в размере 130 000 (сто тридцать тысяч) рублей остался у нашей доверительницы. А остальным напоминаем, не забывайте о трех основных функциях задатка. не 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 2 =